Евразия

Категория: Животные

Всего несколько сотен лет назад на просторах целинных степей Евразии паслись неисчислимые стада диких лошадей — тарпанов, огромных первобытных быков — туров и зубров. В изобилии встречались и дикие ослы — куланы, громадных размеров достигали табуны антилоп сайгаков. Сейчас уже трудно представить, сколько крупных зверей кормили девственные степи. Степные копытные ежегодно совершали грандиозные кочевки. В них вовлекались миллионы животных. Во второй половине лета растительность выгорала, пересыхали водоемы, и обитатели степи вынуждены были двигаться к северу. А с наступлением зимы они стремились уйти в малоснежные или бесснежные южные степи, полупустыни и пустыни.

Кроме животных-кочевников, вечно странствующих в поисках лучших пастбищ и водопоев, в степях жили и строго оседлые звери — норники. Самые характерные из них — сурки. Эти крупные (до 5—6 кг) грызуны живут семьями. Каждая семья имеет одну основную нору, где проходит зимняя спячка и появляется молодняк, и несколько кормовых, или защитных, нор, Которые соединяются с зимовочной норой сетью протоптанных зверьками тропинок. От наиболее удаленных кормовых нор одной семьи тропинки ведут к норам соседних семей, и, таким образом, вся степь была покрыта сложной системой нор и дорожек. Если пасущийся сурок замечает опасность, он опрометью бросается к ближайшей норе, подавая сигнал тревоги. Мгновение — и вот уже все зверьки стоят столбиками у нор и, продолжая тревожно кричать, внимательно осматриваются по сторонам. При таком коллективном оповещении об опасности лакомиться нежной сурчатиной орлу или волку приходится не часто.

Еще в начале XIX в. сурки населяли практически все степи Евразии, от Венгрии до Забайкалья, захватывая также значительные участки лесостепи и горных степей. Близкие виды сурков широко населяли прерии Северной Америки. В наше время сурки всюду сохранились лишь небольшими изолированными колониями, да и то, как правило, лишь в заповедниках, на землях коневодческих хозяйств или в местах, непригодных для распашки.

Удивительна манера сурков кормиться. Пасущийся сурок никогда не сгрызает всех стеблей растения. Тут скусит он один стебелек, там листочек или верхушку побега, и в результате растительный покров на месте «сурчиных пастбищ» не меняется. Этим да еще относительно постоянной численностью сурки резко отличаются от сусликов, полевок и других степных грызунов.

2080-3.jpg

Дрофа.

Уже к середине лета сурки успевают набрать много подкожного и внутреннего жира и закончить линьку. К концу лета растительность постепенно выгорает, сурки все реже появляются на поверхности, и в один, обычно холодный или дождливый, день исчезают совсем. Входы в зимовочные норы они забивают плотными пробками, для чего специально месят влажную глину со своим пометом. Спячка сурков без лерерыва переходит в зимнюю, и звери просыпаются только весной следующего года.

Но не одни сурки находят спасение от холодов и бескормицы в глубокой длительной спячке. Впадают в нее также суслики — крапчатый, рыжеватый, краснощекий, малый и др. В отличие от сурков суслики семей не образуют и зимуют каждый в своей норе. Раньше всех, часто еще в первой половине лета, засыпают взрослые самцы. К этому времени они успевают набрать столько жира, что с трудом протискиваются в норку. На месяц-полтора позже впадают в спячку самки. Последними, уже осенью, ложатся спать молодые суслики.

Засыпает на зиму и большой тушканчик, единственный из тушканчиков, широко распространенный в степях. Впадает в спячку и его отдаленная родственница — степная мышовка. Этот зверек больше всего похож на мышь (отсюда и название), но отличается от нее чрезвычайно длинным и тонким хвостом. Все эти исконные степняки никаких запасов на зиму не делают, во время спячки их поддерживает накопленный жир.

2080-1.jpg

Молодой сурок.

Крупный и злобный обыкновенный хомяк, обычно обитающий в зарослях степных кустарников, особенно по балкам и долинам речек, тоже впадает в спячку. Но спит он некрепко. Не надеясь, очевидно, на отложения жира, хомяк устраивает под землей обширные кладовые, куда складывает запасы на зиму. Этот всеядный грызун, поедающий кроме вегетативных и подземных частей растений также и насекомых, а подчас и детенышей мышей и полевок, к осени почти полностью переключается на калорийные семена и клубни. Их он и запасает, при этом семена разных растений складывает отдельно. Особенно охотно хомяк запасает зерна пшеницы, горох, гречиху, просо, кукурузу, клубни картофеля. Вес запасов одного хомяка может достигать 10—15 кг, а в отдельных случаях и 30 кг! Зерна зверьки переносят в особых защечных мешках, которые, начинаясь в полости рта, продолжаются почти до лопаток; в них входит 45 г пшеницы. Значительно более скромные запасы делают на зиму мелкие хомячки, широко распространенные по различным участкам степной зоны, — серый, даурский, джунгарский и хомячок Эверсманна. Как и у обыкновенного хомяка, их спячка перемежается периодами бодрствования, тут-то и идут в ход запасы.

2080-2.jpg

Краснощекий суслик.

Но есть и такие мелкие грызуны, которые активны круглый год. Это в основном потребители зеленой растительной массы — степная пеструшка и полевки. Много в степях и мышей, которые поедают главным образом зерно. Широко распространена домовая мышь, которая может жить и вдали от построек человека. Особая ее форма — курганчиковая мышь — населяет степи Правобережной Украины. Десять — пятнадцать курганчиковых мышей, объединяясь, складывают в кучу зерна культурных злаков и семена сорняков и засыпают эти запасы землей. Получается курганчик высотой 20—30, даже до 70 см и диаметром более 1 м. Обитают в степях и полевая мышь, и сравнительно малочисленная мышь-малютка.

2080-4.jpg

Корсак.

Для степных мышевидных грызунов, особенно полевок, характерна крайне неустойчивая численность. Падение ее может быть вызвано различными заболеваниями и стихийными бедствиями. Чаще зверьки просто перестают размножаться при недостатке или излишней сухости корма. Но вот с весны прошли теплые дожди, и степные травы буйно тронулись в рост. Вокруг изобилие свежей полноценной пищи, да и врагов стало заметно меньше за то время, когда ловить им было некого. А уж свободных участков кругом — только выбирай! В такие годы самки приносят по 8—10 и даже 12 детенышей за один раз вместо обычных 5—6. Они кормят их и одновременно вынашивают следующий выводок. Если лето остается влажным, они приносят потомство 5 и даже 6 раз! Молодые полевки, в свою очередь, едва достигнув половины размеров взрослых, тоже включаются в размножение. Общая численность грызунов нарастает подобно снежному кому, катящемуся с горы. Если осень выдастся теплая и дождливая, а снег выпадет на талую почву, прикрыв зеленые растения, размножение степных грызунов продолжается и зимой, в подснежных гнездах. Если же следующие весна и лето снова окажутся благоприятными для грызунов, то их размножение вспыхивает с утроенной силой, и начинается «мышиная напасть». Хорошо, что она случается нечасто! В такое лето степь, будто оспинами, сплошь покрыта пятнами — это зверьки под корень сгрызли все растения до последнего стебелька. Чуть ли не на каждом квадратном метре поверхности почвы можно насчитать по 3—4 входных отверстия в подземные галереи грызунов. Грызуны выступают как опасные конкуренты диких и особенно домашних копытных. Опустошают они и сенокосные угодья, громадные потери несет зерновое хозяйство.

2080-5.jpg

Хохлатый жаворонок.

В такие годы в степях в десятки раз возрастает численность хищных птиц. На охоту за грызунами вылетают не только заправские мышееды — степные и луговые луни, но и луни камышовые, покидающие ради обильной добычи степные озера. Орлы — степные и могильники, канюки, коршуны и кобчики, пустельги — все устремляются на легкую добычу. В гнездах хищных птиц сильно увеличиваются кладки, а птенцы просто закармливаются заботливыми родителями.

2080-6.jpg

Степной орел.

Не успевает стемнеть, как на подмогу дневным хищникам вылетают болотные совы, а из ближайших лесочков в долинах рек и старых лесных полос — совы ушастые. Всю ночь длится их кровавый пир, в котором принимают участие и четвероногие хищники — волки, лисицы, корсаки, степные хорьки, горностаи, ласки, барсуки. Грызунов находят в желудках степных гадюк, узорчатых полозов и водяных ужей, их поедают и кормят ими птенцов серебристые, сизые и речные чайки, далеко вылетающие в степь на охоту. Успешно преследуют грызунов грачи, серые вороны и сороки, даже у крупного кулика — большого кроншнепа в желудке находили молодых полевок. Степные же великаны дрофы глотают и молодых и взрослых зверьков по нескольку штук за один раз, с удовольствием разнообразя ими свой вегетарианский стол.

2080-7.jpg

Тушканчик.

Трудно представить, сколько грызунов уничтожают пернатые и четвероногие хищники. И все же пока условия благоприятствуют размножению грызунов, остановить рост их численности хищники не могут, они лишь сдерживают его. Но постепенно темпы размножения грызунов падают: нехватка корма, острая конкуренция из-за нор и участков обитания, наконец, особое состояние организма, возникающее при перенаселении, приводят к падению их плодовитости.

Подобные массовые размножения степных мышевидных грызунов обычно происходили раз в 10—11 лет, но строгую периодичность установить здесь трудно. В наше время человек, распахавший почти все степи планеты, внес в эту картину существенные изменения. Там, где агротехника на высоком уровне, соблюдаются правильные севообороты, а в лесных Полезащитных полосах гнездятся хищные птицы, массовые размножения грызунов попросту невозможны. Там же, где правила агротехники и система севооборотов грубо нарушаются, а наши друзья хищники перебиты или разогнаны, численность мышевидных грызунов резко возрастает почти каждую осень. Бороться с ними с помощью ядохимикатов дорого, опасно и малоэффективно.

2080-8.jpg

Полевка.

Распашка степей привела к тому, что степная зона, как таковая, исчезла. Ее заменила новая, полевая зона. Само название «степная зона» мы употребляем теперь больше по привычке. Небольшие участки целинных степей, имеющие колоссальное научное и общекультурное значение, сохранились лишь в немногочисленных заповедниках (Аскания-Нова, Центрально-Черноземный, Украинский степной и некоторые другие). Серьезные изменения произошли, естественно, и в животном мире.

Более всего эти перемены коснулись крупных зверей и птиц. Туры и тарпаны были уничтожены полностью (последний тур погиб в 1627 г., последний тарпан был убит в 1879 г.). Кулан и зубр сохранились лишь благодаря строгой охране. Вне заповедников и зоопарков встретить этих зверей сейчас невозможно.

Сайгак, оттесненный в полупустыни и пустыни, одно время также находился на грани исчезновения. В результате принятых мер поголовье этих животных восстановилось настолько, что в ряде районов ведется на них промысловая охота. Однако современные кочевки сайгаков ограничены обычно северными пустынями и полупустынями, и потому степными животными их назвать нельзя.

Почти полностью исчезли на громадных пространствах степные птицы дрофа и стрепет. Единицами они сохранились на землях заповедников да кое-где по котловинам озер, причем эти ценнейшие охотничьи птицы вытеснены не плугом, а ружьем. Почти полностью исчезли из южных сухих степей журавль-красавка и кречетка, во много раз сократилась численность большого кроншнепа, редкой птицей стал ранее обычный степной орел. О сурках мы уже говорили.

Сказалась распашка и на грызунах-землероях, всю жизнь проводящих под землей: слепышах, характерных для степей Европейской части СССР, слепушонке, широко распространенной в Заволжье и Казахстане, и цокоре — жителе степей Алтая и Забайкалья. На зиму эти зверьки делали большие подземные запасы из луковиц, кяубней и корневищ различных степных растений, особенно любили они запасать луковицы тюльпанов. Эти коренные степняки уцелели лишь в отдельных местах по балкам и выпасам.

Менее всего превращение степей в поля затронуло самых многочисленных птиц этой зоны — жаворонков. Они довольно легко перешли к жизни на полях. Хорошо освоился с новым местожительством полевой конек, также гнездящийся на земле. Всюду, где человек не злоупотребляет ядохимикатами, на полях много перепелов, а местами и серых куропаток.

Значение всех этих птиц — массовых истребителей насекомых, семян сорных растений и падалицы — чрезвычайно велико. К тому же они обогащают почву своим пометом. Изменился и состав мышевидных грызунов. Зеленоядов (степную пеструшку и серых полевок) сменили более зерноядные виды — мыши и хомяки. Многие из них, особенно хомячок Эверсманна и даурский, когда-то сравнительно немногочисленные в степях, стали массовыми вредителями сельского хозяйства.

Бедствием становятся суслики. Раньше суслики, особенно малый, избегали высокого сомкнутого травостоя, где их в любую минуту мог схватить степной орел или лунь. Они устраивали свои норы на участках с разреженной растительностью и совершали лишь короткие набеги на окраины полей. Люди почти полностью уничтожили хищных птиц, которых так боялись суслики, а кое-где лисиц и степных хорьков. Вот и хлынули суслики на поля и заселили их сплошь. Общая численность зверьков при этом выросла необычайно.

Интересное