Илья ильич мечников

Категория: Животные

В 1862 г. в редакцию московского журнала «Бюллетень Московского общества испытателей природы» по почте пришел пакет из Харькова. В нем находилась рукопись «Некоторые факты из жизни инфузорий ». Под статьей стояла подпись никому не известного автора: «Илья Мечников». Не удивительно, что в ученых кругах о нем не знали: семнадцатилетний Мечников тогда еще только окончил гимназию и это была его первая научная работа. Статья появилась лишь три года спустя, в дополнительном выпуске другого журнала — «Вестник естественных наук». Так начал свою деятельность знаменитый биолог дарвинист, впоследствии прославивший свое имя блестящими научными открытиями.

Уже в 23 года Илья Ильич Мечников (1845— 1916) стал известным ученым. Двенадцать лет Мечников был профессором Новороссийского университета (так называли тогда Одесский университет).

2600-1.jpg

Мечников главным образом изучал зародышевое развитие беспозвоночных морских животных, встречающихся в теплых морях. Для этих исследований были необходимы только свежие или, лучше, живые организмы. Поэтому ученому приходилось подолгу работать в Неаполе, Мессине и других местах Средиземноморского побережья. Мечников исследовал множество губок, медуз, иглокожих, червей, моллюсков. Он решил доказать единство в развитии различных беспозвоночных животных на примерах их зародышевого развития. Такие исследования были очень нужны, потому что они подтверждали правильность учения Дарвина о единстве происхождения животного мира. Изучив большое число видов. Мечников доказал, что Дарвин был прав: животных нельзя рассматривать как отдельные, независимые формы. Все они, несмотря на большое разнообразие, связаны родством, у всех у них общие предки. Поэтому животные и развиваются сходно и на ранних ступенях развития оказываются похожими друг на друга.

У Мечникова был большой друг — Александр Ковалевский, который работал в этой же области науки (см. ст. «Александр Онуфриевич Ковалевский»). Мечникова и Ковалевского справедливо называют создателями эволюционной эмбриологии — нового учения о зародышевом развитии животных, основанного на принципах дарвинизма. Оба зоолога постоянно общались друг с другом, встречаясь на биологических станциях в Италии, работая в одном университете (Одесса), а также обменивались письмами, в которых описывали свои наблюдения и открытия, помогали друг другу критикой и советами. Эта переписка длилась около 30 лет и представляет собой замечательный памятник дружбы и научного сотрудничества двух выдающихся русских ученых.

Доказывая, что все многоклеточные животные произошли от низших, более просто устроенных форм, Мечников особенно интересовался вопросом: что же представляла собой эта первобытная примитивная форма — родоначальница всех многоклеточных животных? Не сохранилось ли на земном шаре хоть одно живое существо, которое в основных чертах напоминало бы эту древнейшую форму? Изучая развитие губок и медуз, Мечников обнаружил, что крошечные личинки некоторых из этих организмов состоят из группы клеток, покрытых снаружи одним слоем клеточек с ресничками. Никаких органов у личинок нет. Пищевые частички захватываются прямо клетками тела и перевариваются непосредственно в них. Мечников назвал такую личинку паренхимулой и высказал предположение, что древнейшие предки многоклеточных животных походили на подобную личинку. Эту теорию до сих пор поддерживают многие биологи. По сходству с личинкой паренхимулой Мечников назвал предполагаемого предка многоклеточных животных паренхимеллой, а позднее дал ей принятое и сейчас в науке название — фагоцителла.

В 1883 г. в итальянском городе Мессине Мечников сделал замечательное открытие: он обнаружил, что у личинок морских звезд есть в теле свободные клетки, которые могут передвигаться подобно амебам (см. ст. «Простейшие»). Совершенно так же, как амебы, эти клетки захватывают и переваривают органические частицы, попадающие в тело животного. Мечников провел серию опытов: в тело личинок морских звезд он вводил различные посторонние частицы. Подвижные клетки скапливались вокруг инородных тел и переваривали их, а если не могли переварить, то просто облепляли, образуя как бы защитный слой. Мечников назвал подвижные клетки фагоцитами, что в переводе на русский язык означает «клетки-пожиратели». Дальнейшие исследования показали, что такие странствующие клетки-пожиратели имеются не только у морских звезд, но и у других животных. Существуют эти клетки и у человека, науке они давно известны под названием лейкоцитов или белых кровяных телец.

Гениальная догадка Мечникова состояла в предположении, что фагоциты — это защитные клетки тела животных и человека. Если, например, в тело человека попадают вредные микробы, то фагоциты устремляются к ним, борются с ними, захватывают и переваривают их. При этом фагоциты гибнут массами. Распавшиеся тела фагоцитов образуют часть гноя. В процессе борьбы пораженное место распухает из-за притока фагоцитов, температура тела повышается, наступает воспаление.

Так возникла знаменитая мечниковская теория воспалительных процессов. Сперва она вызвала резкую критику и протесты со стороны многих ученых, главным образом медиков, но затем была принята всем ученым миром. Почти вся дальнейшая жизнь Мечникова была посвящена обоснованию и защите фагоцитарной теории. Ученый изучал воспалительные процессы, заразные заболевания и их возбудителей — различных патогенных (болезнетворных) микробов. Эта работа привлекла к себе внимание, имя ученого стало известно в широких кругах России и за рубежом.

В 1888 г. знаменитый французский бактериолог Луи Пастер — один из создателей современной микробиологии — пригласил русского ученого на постоянную работу в свой институт в Париже. Мечников принял это предложение, потому что в царской России не было подходящих условий для его научной деятельности. Переселившись в Париж, Илья Ильич работал в институте Пастера 28 лет, до самой смерти. В России он бывал лишь наездами. Пастер создал для него особую лабораторию, которая скоро стала центром передовой медицинской мысли. В круг исследований Мечникова вошли многочисленные вопросы бактериологии и учения о заразных болезнях. Он исследовал возбудителей тифа, чумы, холеры.

Под конец жизни его особенно стал интересовать вопрос о продлении жизни человека. Мечников считал, что преждевременная старость — результат постоянного отравления организма ядовитыми веществами (токсинами), которые выделяются микробами, живущими в толстых кишках. Отсюда возникла мысль о борьбе со старческими изменениями в организме с помощью пищевого режима. Мечников рекомендовал употреблять в пищу особый вид простокваши, который угнетающе действует на вредных кишечных микробов. Не отрицая больших диетических достоинств простокваши, все же следует отметить, что значение простокваши как средства, удлиняющего жизнь, Мечников, несомненно, преувеличил. В то же время нельзя не оценить высокого вклада Мечникова в учение о борьбе со старением организма и о продлении жизни человека. Стремление Мечникова продлить человеческую жизнь сделало его имя еще более популярным.

Выдающиеся труды нашего знаменитого соотечественника не только обессмертили его имя, но и высоко подняли знамя русской науки. Идеи Мечникова и сейчас способствуют развитию многих отраслей биологии и медицины.

Интересное