Гелады в стаде

Категория: Животные

В поведении гелад также много сходства с павианами и отличий от них, много отличий от поведения макаков и мартышек и сходства с ними.

...По зеленой горной равнине медленно ползет буро-коричневое пятно. Если поднести к глазам бинокль, видно, что это стадо гелад. Обезьяны движутся на четвереньках, не торопясь, осматривая вдруг заинтересовавшие их заросли трав, останавливаясь и здесь же, в переходе, подкрепляя силы найденным пропитанием. Их много. Можно попробовать подсчитать. Пятьдесят... Шестьдесят... Сто... В стаде, пожалуй, не меньше двухсот голов. Сосчитать, впрочем, на таком расстоянии трудно. Тем более, что труппы по десять — пятнадцать обезьян то уходят вперед, то отстают, а догнав, вторгаются в гущу. Да и в самом стаде обезьяны перемешиваются, меняются местами. Стадо «дышит», словно живой организм... Это впечатления одного из участников экспедиции, снаряженной в 50-х годах Международной ассоциацией приматологов в Эфиопию специально для изучения гелад.

300 — 400 обезьян в стаде гелад — не редкость. Правда, в таком количестве гелады, как показали наблюдения последних лет, собираются только после сезона дождей, когда на вновь зазеленевших пастбищах вдоволь самой разнообразной пищи. Стадо отнюдь не однородно. В нем различают по меньшей мере два типа групп: группы самцов, которые держатся особняком и в высшей степени независимо, и группы самок, подростков, детенышей с вожаками во главе. И сообщества самцов-холостяков, и семейные группы находят способы контакта и соблюдения суверенитета каждой. Взаимопонимание достигается с помощью жестов, звуков, взглядов. В этом гелады, как мы потом увидим, очень похожи на павианов.

В семье все сосредоточено вокруг вожака, все зависят от его симпатий и антипатий, настроения и состояния — положение самок, безопасность детенышей да и всей семьи. Как у павианов гамадрилов, рождение у самки детеныша сразу дает ей преимущества перед другими обезьянами, она становится предметом заботливого внимания самца и соплеменниц.

Во время переходов в стаде соблюдается определенный порядок. В центре — самки с детенышами и подростками. В авангарде — старые опытные самцы. С флангов и в арьергарде — холостяки. Стадо, в котором много детенышей, выбирает дорогу так, чтобы один из флангов был также защищен подступающими вплотную отвесными скалами. Они хорошая защита от врага и место укрытия. Наблюдатели рассказывают, что при малейшей опасности гелады бросаются врассыпную и каждый ищет спасения на высоких, трудно доступных горных уступах. Добраться до них геладам не представляет труда. Крепкими изогнутыми ногтями обезьяны, как крючьями, цепляются за малейшие расщелины в камнях и ловко подтягиваются на руках. Геладе ничего не стоит в течение нескольких минут взобраться по отвесной скале на двух-трехметровую высоту. В скалах, на труднодоступных площадках и уступах гелады обычно и устраиваются на ночевку. От холода самцов спасает пышная мантия. Все прочие греются друг о друга, сбиваясь в тесные кучи. Гелад считают шумными, беспокойными, агрессивными обезьянами. Однако ни одного случая нападения на людей в литературе не описано.

Гелады в стаде Фото 1

Более 100 лет назад известный русский историк Николай Михайлович Карамзин в библиотеке Троицко-Сергиевской лавры, в историческом сборнике XVI века, названном им позже Троицкой летописью, обнаружил странички убористого текста. Трудно разбираемые полустертые начальные строчки старинного писания... И вдруг запись: «...Се написах грешное свое хождение за три моря: перьвое море Дербеньское, дория Хвалитьскаа; второе море Индейское, дория Гондустаньскаа; третье море Черное, дория Стемъбольскаа...» В переводе на современный русский язык это значило: «Написал я грешное свое хождение за три моря: первое море Дербентское — море Хвалынское, второе море Индийское — море Индостанское, третье море Черное — море Стамбульское...» Это была рукопись, известная ныне во всем мире,— «Хождение за три моря» Афанасия Никитина.

Предприимчивый и любознательный тверской купец в 1466 году отправился по своим торговым делам из родной Твери вниз по Волге. Долго ли коротко ли, добрался он до Астрахани, потом морем доплыл до Дербента, потом снова плыл морем и приплыл в Персию. Пожил здесь год, потом добрался до Ормуза и отсюда, переплыв Аравийское море, прибыл в «землю Гондустаньскую» — в Индию. Он много путешествовал здесь, внимательно присматриваясь к быту, нравам, образу жизни народов, природе невиданных им прежде земель. И оставил нам свои впечатления в небольшом, как сказали бы теперь, путевом дневнике, который был позже назван «Хождение за три моря».

Из-за множества достоверных фактов и ярких картин из жизни Индии и Цейлона XV века ценят «Хождение» историки. Неожиданно нашли здесь немало для себя интересного исследователи обезьян.

«...А в Цейлоне родятся обезьяны, рубины и кристаллы...— писал более пятисот лет назад Афанасий Никитин.— А обезьяны-то те живут по лесу, да у них есть князь обезьяньский, да ходить ратию свою, да кто их заимаеть, и они ся жалують князю своему, и он посылаеть на того свою рать, и они пришед на град, и дворы разволяють и людей побьють. А рати их, сказывают велми много, и языкы их есть свои, а детей родять много; да которой родится не в отца, не в матерь, они тех мечуть по дорогам; ини гонду-станьцы тех имают да учать их всякому рукоделию, а иных продають ночи, чтоб взад не знали побежати, а иных учать базы миканети...»

Некоторые приматологи считают, что Афанасий Никитин описал обезьян рода макаков. Другие считают, что речь идет о лангурах.

Обезьян рода лангуров называют еще обыкновенные тонкотелы, из-за длинного, тонкого, стройного тела.

Обитают лангуры в лесах Индии, Пакистана, на острове Шри-Ланка, в Индостане, на Малайском архипелаге. Одни виды большую часть времени проводят в кронах деревьев, другие — на земле. Лангуры быстрые, легкие существа. Обезьяны эти могут с невероятной скоростью пронестись по земле, ловко вскочить на дерево, совершить настоящий полет, прыгая с одной ветки на другую, отстоящую порой на несколько метров.

Гелады в стаде Фото 2

Живут лангуры группами по нескольку десятков обезьян.

Более всего известен и знаменит из лангуров — хульман (иногда пишут гульман). В Индии хульмана называют хануман и почитают как священную обезьяну — в честь царя обезьян Ханумана из «Рамаяны», который помог Раме отыскать Ситу.

Хульманы одинаково хорошо чувствуют себя и на деревьях, и на земле. Это именно они могут совершать десятиметровые прыжки с дерева на дерево. Причем прыгают по-особенному: вытягивают задние ноги и хвост, а руки выбрасывают вперед на уровне головы. Очевидцы утверждают, что хульман в это время очень похож на прыгающего в воду пловца.

Обезьяны эти — истинное бедствие для населения. Словно зная о своей неприкосновенности, они делают опустошительные набеги на поля, часто предпринимают нашествия на города. Так что, возможно, правы те ученые, которые утверждают, что в описаниях Афанасия Никитина речь идет о лангурах.

Интересное