Сбережение в целости и сохранности природы

Категория: Животные

Каждый оплачивает свои долги сам. Но есть у нас и общие долги. И один из них — сбережение в целости и сохранности природы — нашего общего дома. Теперь, кажется, мы уже осознали, что нетрудно лишиться всего ее многообразия не только по злому умыслу, но и по недомыслию. Природа щедра, но она не прощает ошибок. Никогда еще равновесие между человеком и природой не было столь зыбким. И пожалуй, ни на одном поколении людей не лежала столь высокая ответственность перед потомками, долг перед будущим как за сохранность природы, так и за сохранение самой жизни на Земле. 

Природа не прощает ошибок

Сбережение в целости и сохранности природы

Колыбель могучей реки

Сохранение природной среды и разумное природопользование— одна из острейших проблем, стоящих перед человечеством, особенно теперь, в конце второго тысячелетия. Человек живет в тесном контакте с природой, обрабатывая землю, пользуясь ее дарами. Это естественный процесс. Но не нужно забывать о том, что на формирование почвы уходит время большее, чем человеческая жизнь. Никто не вправе злоупотреблять щедростью земли, транжирить и губить ее богатства, поскольку ими должны пользоваться не только мы, но и будущие поколения. Не следует посягать на их «долю», ибо в противном случае произойдет непоправимое. Наши потомки не простят нас.

У наших предшественников не было в распоряжении совершенной техники, и средства к существованию доставались им значительно труднее, чем нам. Интенсивность природопользования стала в десятки и даже сотни раз выше, чем в годы, предшествующие нашему столетию. С прогрессом науки и техники расширяются границы и степень воздействия человека на природу. Прошло всего несколько десятилетий с начала освоения и использования некоторых основных природных богатств. Есть и такие, которые стали эксплуатироваться лишь в наше время.

Небывалое по интенсивности природопользование привело в ряде зарубежных стран к истощению природных ресурсов. В результате деятельности человека на планете исчезли две трети лесов. Полмиллиарда гектаров земли потеряли сельскохозяйственное значение, и это также «дело» рук человеческих. Вредоносная загазованность атмосферы Земли продолжает возрастать.

Американский ботаник Брюс Хейз, проводя анализ осадков в тропических лесах Южной Венесуэлы, обнаружил, что средний уровень их кислотности в десять раз превышает норму. И это в местах, расположенных далеко от крупнейших промышленных зон мира.

По данным печати, «кислотные дожди», пролитые из облаков, зародившихся над территорией США, наносят серьезный ущерб здоровью сотен тысяч канадцев, вызывая у них тяжелые заболевания, которые нередко приводят к преждевременной смерти. Число таких роковых последствий достигает примерно 5 тысяч в год.

За последнюю четверть века содержание кислот в выпавших над Канадой осадках за счет выброса в атмосферу окислов серы и азота, даже по оценкам американских специалистов, увеличилось в 50 раз! Сейчас общий выброс газов, образующих «кислотные дожди» в восточной части США, составляет более 25 миллионов тонн ежегодно.

Значительно уменьшились ресурсы питьевой воды: в реки, моря и океаны сбрасываются миллиарды тонн ядовитых или загрязненных вод. Наносится удар по фауне и флоре. Как говорится, что берем — то берем, а не берем — так губим... И губим прежде всего своими собственными отходами: даже по самым оптимистическим оценкам, только 5—10 процентов изымаемого из природы вещества потребляется в качестве конечной продукции, а все остальное на разных стадиях производства становится отходами. Иными словами, большая часть естественных природных богатств теряется. А по сути эти потери являются вредоносными, отравляющими живой мир.

Доступность природных богатств ни в коей мере не должна приводить к бездумной расточительности. Надо знать цену этим богатствам и бережно пользоваться ими.Сбережение в целости и сохранности природы

Чистый воздух, чистая вода становятся в ряде крупнейших городов в некоторых странах мира труднодосягаемой мечтой. Еще одна угроза здоровью и жизни людей — чрезмерное использование химикатов в погоне за высоким урожаем. Ядовитые химические вещества, выбрасываемые в атмосферу, оседающие на земле, включаясь в биологический круговорот, проникают в человеческий организм и оказывают на него пагубное воздействие.

Американские ученые установили, что в некоторых штатах 1 кв. км почвы впитывает в течение года 495 тонн окиси углерода, 78 тонн двуокиси азота и 5,2 тысячи тонн сернистого ангидрида, или 6 килограммов химических веществ на один квадратный метр. К чему приведет такая «бомбардировка»? Пока на этот вопрос нет точного ответа, хотя в тех же США нет недостатка в прогнозах — от самых мрачных до мажорно-оптимистических. Ясно одно—ситуация складывается тревожная. И не только в США, Западной Европе и других промышленно развитых частях мира, но и там, где призраку экологического благополучия удается вводить людей в заблуждение. На нашей маленькой планете нет непреодолимых границ для экологических бедствий: случившись у одного народа, они рано или поздно становятся бедой всех людей. Вот уж воистину—чужой беды не бывает.

В Швеции закислению воды подверглось 18 тысяч озер, 4 тысячам водоемов нанесен тяжелый биологический ущерб. И что очевидно — это ущерб экономический, социальный, эстетический, не исключено, что и генетический.

Сбережение в целости и сохранности природы

Еще в недавние времена человек пользовался природными благами без заметных последствий, что называется задарма, а ныне — увы... Загрязнение воздуха, воды, почвы имеет далеко идущие последствия, страдает от этого и человек, и весь живой мир. По подсчетам американских экологов, ежегодный ущерб, наносимый загрязненным воздухом здоровью населения, зданиям и растительности, уже в 1968 году превышал 18 миллиардов долларов. Ныне среднегодовой ущерб от загрязнения атмосферы в некоторых развитых странах достигает 100 долларов на одного человека. Для «масштаба» напомним, что эта величина эквивалентна годовому национальному доходу на душу населения в некоторых странах Азии и Африки.

Ученые рассчитывают показатели экономического ущерба от загрязнения среды. В известной мере они отражают реальность. Но конечно же лишь отчасти. Потому что невозможно стоимостными оценками передать всю горечь утрат в окружающей нас природе. Каждый раз при созерцании многообразия живых существ нас охватывает чувство изумления перед неистощимой, поистине фантастической «изобретательностью» природы. Она наделила свои создания великим инстинктом продолжения рода. Вспомните перелетных птиц, преодолевающих тысячи километров, чтобы свить гнездо и вывести птенцов, вспомните рыб, плывущих против течения рек, через пороги и перекаты, к нерестилищам,— иногда их путешествия длятся несколько месяцев!

С великим мастерством природа поддерживала и восполняла свое достояние. Но совершенствование человека, подчинение себе средствами технического прогресса многого из того, что было прерогативой природы, заставили последнюю заметно потесниться. И хотя у человека прибавилось сил, но еще не было приобретено в достаточной мере того, что можно было бы назвать коллективной мудростью, и поэтому, попытавшись кое в чем взять на себя функции природы, он часто делал это без должной прозорливости... В результате, как правило,— нарушение природной гармонии. Даже в тех случаях, когда человек относительно успешно «брал инициативу в свои руки», в конечном счете победа оказывалась пирровой... Далеко не всегда и не все то, что создавала природа миллионы лет, следовало «исправлять».

На протяжении всей своей истории человек не просто жил «даровыми благами природы», но зачастую латал дыры в несовершенном своем хозяйстве за счет безудержной эксплуатации естественных ресурсов окружающей его среды. Щедрость природы по беспечности и безрассудству своему люди принимали за неограниченность ее возможностей. И чем больше становилось людей на планете, тем изощреннее делались способы эксплуатации природной среды, тем значительнее ее изменения и тяжелее их последствия. Результат— неожиданный, пожалуй, только для людей, далеких от экологической культуры,— не замедлил сказаться. Как образно и точно заметил Р. Рождественский, «все меньше окружающей природы. Все больше — окружающей среды...» В том и проблема, называемая чаще всего проблемой взаимодействия человека и природы и ставшая для всего человечества проблемой проблем.

Охрана животного мира и одновременно рациональное его использование — составная часть этой проблемы. Отказаться от того, что долгие годы привыкли брать от живой природы, трудно. Да, человек должен пользоваться ее щедротами, но не так, как в прошлом. Уместно привести слова Д. Арманда: «На природу можно воздействовать так, что все вносимые в нее частные изменения приведут только к ее обогащению. Но для этого надо прекрасно знать ее механизм».

Сбережение в целости и сохранности природы

Вот именно — знать механизм природы, изучать его и затем при практическом использовании исходить исключительно из результатов тщательных научных разработок, не надеясь на так называемый «здравый смысл», интуицию и не прикрываясь «высшими» интересами. И уж во всяком случае особое внимание надо уделять тем представителям фауны, которые находятся под угрозой полного исчезновения. Что нужно для этого сделать? И хотя ответ очевиден, позволю себе привести поучительный случай из жизни Б. Гржимека. Как-то его сильно покусал разыгравшийся шимпанзе. «Поняв», что он наделал, решил «исправить» свою ошибку — стал соединять края кровоточащей раны...

Природа сама подсказывает нам, как «исправить ошибку», и не только этим, возможно, не самым характерным примером. Будем же внимательными к такого рода подсказкам, ведь в любом случае нам предстоит «соединить края раны»,— разумеется сделав это сообразно сути и масштабам задачи.

Есть люди, и их немало, особенно в странах Запада, усматривающие нечто апокалиптическое в тенденциях развития современной экологической ситуации. И понять их можно: трудно сохранять оптимизм, видя, как власть имущие спекулируют на проблемах среды, посвящая этому очень много слов да разве что еще проливая много крокодиловых слез, но проявляя безудержную щедрость, когда дело касается вооружений — главной угрозы жизни на планете.

Воплощение в жизнь государственной экологической политики в каждой природной зоне, в каждой республике имеет свои особенности. В Азербайджане, например, оно связано с великим многообразием представленных в нем форм жизни.

Сбережение в целости и сохранности природы

Здесь можно встретить значительную часть представителей фауны: около 100 видов млекопитающих, более 350 — пернатых, около 100 видов рыб и 50 — пресмыкающихся. Животный мир чрезвычайно чуток к экологическим условиям, а при резких изменениях подвержен угрозе невосполнимых потерь и даже исчезновения. Значительный урон наносится фауне в результате хозяйственной деятельности человека. В свое время тугайные леса, ныне сильно поредевшие, горные и предгорные лесные массивы изобиловали дичью. Еще в первой половине нашего столетия в республике не замечалось сколько-нибудь значительных перемен в природной среде. В Мильской, Ширванской, Муганской степях водилось множество джейранов; в предгорных и горных лесах бродили еще не пуганные косули, а кабанов и зайцев было несметное количество. На озерах Сарысу, Гарасу, Аггёль, Махмудчала, в Кызылагачском заливе, Дивичинском лимане, прибрежной акватории Каспия и в других водоемах водоплавающей дичи было видимо-невидимо: кряква, гусь, кашкалдак (лысуха), лебедь, каравайка, колпица, кулик и другие пернатые...

Прошли годы... Некогда многочисленные джейраньи стада поредели и оказались на грани исчезновения. Редкостью стал турач, водоплавающих и болотных птиц куда как поубавилось, фазан и дрофа разделили ту же участь. Если бы такое положение продолжалось еще несколько лет, то наши ближайшие потомки могли бы узнать об этих чудесных созданиях природы разве что из книг и по музейным экспонатам. Это угрожающее оскудение фауны наблюдалось по всем союзным республикам. Скажем, если в середине 40-х годов в Ленинградской области насчитывалось 80 тысяч белых куропаток, то через 30 лет их стало всего 9 тысяч. То же произошло с болотными и водоплавающими птицами.Сбережение в целости и сохранности природы

...А представьте себе на минуту, что мы временно перенеслись в прошлое. Что бы увидел современный горожанин, окажись он на лоне, скажем, закавказской природы? Перед ним открылась бы великолепная картина: густые широколиственные леса, где обитают барсы, львы, тигры, маралы, кабаны, горные козлы, горные бараны и другие звери.

Охотничья фауна издавна привлекала сюда любителей охоты.

Императоры Александр III и Николай II со своей свитой охотились в таких местах Азербайджана, как Караяз, Гейгёль, Шамхор, Дзегам, Айриджа, Евлах, Белоканы, Закаталы, горы Малого и Большого Кавказа. Во время этих монарших «развлечений» истреблялось огромное количество оленей, горных баранов, серн, косуль, зубров, джейранов, куропаток, фазанов, турачей, вальдшнепов, перепелов, тетеревов, уларов.

Большой урон наносили и военные егеря, которые занимались заготовкой дичи для армии, запасая провиант. На них не распространялись ни охотничьи сроки, ни нормы, ни запреты. Есть исторические сведения о случаях, когда на одном угодье в течение одного часа трофеи каждого охотника составляли в среднем по семь-восемь кабанов...

Переселенцы, появившиеся здесь в начале прошлого столетия, активно использовали дикую фауну. Скупка и вывоз дешевой пушнины, мяса и шкур получили широкое распространение.

Нередко и местные охотники в погоне за наживой вели отстрел дичи круглый год без разбора. Так, один из них с 1900 по 1940 год уничтожил 500 кабанов, 200 маралов, 400 косуль, 15 серн, 12 горных баранов, около 20 тысяч куропаток и множество другой птицы! Такое хищническое отношение к природе могло привести к полному истреблению многих видов животных и птиц.

История знает немало таких примеров. Например, в итоге многолетней непрерывной охоты еще в XI—XII веках из лесов и степей Кавказа полностью исчезли львы и куланы. Лишь до XIII века продержался бык тур.

Надо отметить, что такое отношение, когда человек при виде животного сразу вскидывал ружье, наблюдалось во всем мире. Животных и птиц рассматривали через прорезь мушки как мишень. Используя, казалось бы, несметные живые богатства природы долгие века, человек привыкал к мысли об их неистощимости...

В XVIII веке, например, в прериях и мелколесье Северной Америки паслись десятки миллионов бизонов. Начиная с середины XIX века бизонов убивали даже ради развлечения, стреляли в них из окон карет и вагонов. Во время прокладки Канзасской железной дороги в целях обеспечения рабочих и солдат продовольствием ежегодно истреблялось до 2,5 миллиона бизонов.

И вот итог—в 1890 году в Америке осталось чуть более 600 бизонов, а сейчас они сохранились только в заповедниках.

Почти полностью истреблены индийские носороги. Упала численность индийских слонов. Практически на грани исчезновения оказались и африканские слоны, бивни которых и раньше высоко ценились на мировом рынке. Были истреблены олени-вапити. Резко сократилась численность тундрового северного оленя, винторогой антилопы, медведя-гризли и других. Под угрозой исчезновения находятся многие виды кенгуру и сумчатый медведь-коала. В погоне за мехом люди преследовали животных, разрушали места их обитания. В 1924 году из Австралии было вывезено 2 миллиона шкурок коалы.

В Японии в утилитарных целях (из-за перьев!) было уничтожено громадное количество белоснежных альбатросов. Ради прихоти моды пострадали многие виды красивых птиц, и в том числе белые цапли. Их убивали в гнездах во время брачного периода.

Европейские охотники в реках, озерах и болотах Африки ради развлечения стреляли в бегемотов, слонов и носорогов.

В результате чрезмерного истребления под охрану пришлось взять и крокодилов, кожа которых шла на изготовление туфель и сумочек.

Все это вызывает законную тревогу широкой общественности. Исчезнувшие виды животного мира ничем уже не вернуть к жизни.

Природа не прощает ошибок.

Интересное